Кабинет министров Кувейта подал прошение о отставке

ООН: число перемещенных лиц в Южном Судане превысило 90 тыщ



Сергей Метлев: партиям пора открыться русскому избирателю

Совершенно не надо быть профессионалом, чтоб ощутить ветер положительных перемен в сфере интеграции в крайние годы. Невзирая на то, что почти все предпочитают запускать новогодний салют по столичному времени, нельзя огласить, что усилия были напрасны. Русскоязычная молодежь обладает эстонским языком все лучше, а отношение к Эстонии как к единственной родине укоренилось наиболее чем у 75% русскоязычных обитателей страны.

Но есть одна кровоточащая неувязка, которая только утежеляется. На выборах голосуют по языковому признаку: русскоязычные за одну партию, а эстонцы - за все другие. Это пригодная почва для межнационального конфликта в политике, который распространяется на все общество.

Неувязка стала видна невооруженным глазом в год «бронзовой» эпопеи. Выплеснувшиеся на улицы злоба и эмоции переросли в то, что наиболее 80% русскоязычного населения переметнулось на сторону Цент­ристской партии. Ранее, например, Партию реформ поддерживало наиболее 10% этого электората. Для почти всех слово «правый» стало синонимом «националиста». Естественно, во имя этого заинтригованные группы поднапряглись.

Опосля вышеупомянутого конфликта почти все партии совсем похоронили мысль о том, что с Ласнамяэ и Нарвой есть смысл разговаривать. Молвят, что инвес­тиция не окупится. Наверняка, этих регионов просто побаиваются. Не исключено, что какого-либо видного эстонского политика отправлют куда подальше в одной из хрущевок Кивиыли, но это не исключено и в Курессааре. Я бы разглядывал это как аспект профессии. В Ласнамяэ и Нарве живут примечательные люди, которые, как и все другие, желают, чтоб на их препядствия направляли внимание.

Евгений Осиновский вошел в историю тем, что победил «властелина» Нарвы Миши Стальнухина. Удивил и повеселил его приличный итог на местных выборах, и это при том, что он не побоялся огласить во всеуслышание, что ощущает себя эстонцем российского происхождения и патриотом Эстонии. Можно было представить, что кто-то захотит сделать из него предателя и все будут дружно ненавидеть его пуще, чем политика-эстонца. Но этого не случилось.

Но мы имеем дело быстрее с исключением. Таковых новаторов, как Осиновский, посреди русскоязычных политиков практически не встретишь. К огорчению, популярными стают в основном те, кто умело играет на наших государственных эмоциях. В итоге избиратель все наиболее чуждается эстонской политики, не доверяя муниципальным институтам и ощущая себя дискриминируемым.

Открытое и дружелюбное общение партий с русскоязычным избирателем могло бы посодействовать растопить лед взаимного недоверия. Очевидно, при том условии, что обе стороны двигаются навстречу друг дружке. Грустно созидать, как заявление еще одного экстремиста-маргинала влияет на восприятие русскоязычными жителями эстонских реалий. Так быть не обязано. Каждое положительное заявление эстонских политиков в адресок меньшинств имеет значимый вес и обязано быть замечено СМИ, тогда увидят и тыщи.

Объективно нужно признать, что есть темы, которые в особенности задевают конкретно русскоязычных людей. Ежели сейчас эстонский политик говорит о российской школе либо о языковой политике, то только поэтому, что кто-то снова именовал Эстонию плохим словом. Но ведь разговаривать на эти темы необходимо повсевременно, разъясняя людям свои позиции.

Например, в части реформы российской школы коммуникация неудовлетворительна, что повлекло за собой недовольство, базирующееся на нехороший осведомленности. Не верю, что предки против того, чтоб их ребенок обладал эстонским на высочайшем уровне и был удачным в обществе.

Настало время понять, что, общаясь с русскоязычным избирателем понятным ему образом, эстонский политик не поступается своими принципами, не теряет плюсы не подлизывается, а только помогает мотивированной группе лучше осознать эстонскую политику и повысить веру в наше правительство. Думаю, что деяния таковых деятелей заслуживают внимания российско­язычных обитателей страны, также одобрения эстонцев, поэтому как это содействует взаимопониманию в обществе. Без положительного дела не будет никаких подвижек.

Тема Бронзового бойца больше не стоит на повестке дня. Политический климат сильно поменялся и люди ожидают перемен. У партий, в особенности находящихся у власти, есть не плохая возможность понять, что их слова и деяния имеют огромное влияние на процесс интеграции. А всем, кто еще не открыл себе весь диапазон эстонской политики, хотелось бы порекомендовать сделать таковой шаг.